в корень блога | matryonin.ru | vk.com/matryon | дрочим в инстаграме вместе
4 заметки с тегом

тревел

Тбилиси. Часть 1

Из Баку в Тбилиси AZAL гоняет пассажиров новым южноамериканским самолетом на 93 пассажира. На взлете полупустое суденышко берет резкий крен, отрывая голову на 45 градусов. После набора высоты начинается страшная турбулентность. На высоте десять тысяч метров, пока мой арабский сосед по креслу вцепившись в подлокотники кричит «Affraid», грузины танцуют, громко смеются, хватают стюартов за шею, спрашивают, почему остановились двигатели, и пьют вино. В аэропорту Шота Руставели спускается сорок бледных пассажиров.

Тбилиси — это одно сплошное открытие. Старый город реконструируется, от этой реконструкции страдают исторические кварталы: ветшают дома, многие из них сносятся, людей переселяют. Начавшаяся недавно перекладка сетей привела к тому, что дома стали рушиться. Однако это не сколько не умаляет их восхитительной атмосферности. В Тбилиси вы точно не заблудитесь — каждый житель готов прийти на помощь, указать наиболее интересный путь, рассказать где лучшие хинкали и устроить исторический экскурс в старом городе. Это какой-то невероятный восторг: мы три дня ходили, разинув рот. Кстати, ходить в Тбилиси придется много и почти всегда в гору. Несмотря на то, что весь город оснастили фуникулерами — «пилить» в подъем от этого меньше не получается — к вечеру ноги стерты в кровь. Но какое это имеет значение, когда здесь так круто?!

Одной из отличительных особенностей старого Тбилиси является трепетное отношение к свету. История оставила нам отпечаток еще с тех времен, когда здесь тусовался Есенин (любитель волшебного алкоголя знал куда ехать) — подвальные помещения «забирали» свет с улицы через специальные фонари, встроенные возле цоколя в асфальт.

Одни винтовые лестницы чего стоят. В Тбилиси нужно возить молодых архитекторов, чтобы учились уму-разуму!

Так как местность очень рельефна, асфальт не держится. Поэтому было найдено гениальное решение — сначала делают решетку из монолита, а потом заполняют ее брусчаткой. Даже в дождь полотно хорошо цепляет резину. И выглядит это очень прилично. Вообще, с дорогами в Грузии все в порядке. Километр дорожного полотна перестилается за световой день. Приходит прораб с планшетом и следит за потоком, ставя галочки, учитывая график движения машин с асфальтом. Края проезжей части срезаются, укладывается брусчатка — дренаж, а все, что в середине закатывается асфальтобетоном в поточном режиме. Здесь никто не простаивает.

Уютные Тбилисские арочки.

Парадные прекрасны в каждой детали.

Жаль, дома сползают... Не так давно в центре начали перекладывать инженерные сети и разрыли улицы. Фундаменты поползли и потянули стены за собой. Успейте приехать, пока весь кайф не разобрали.

Грузия — очень религиозная (в спокойном, сдержанном и размеренном ключе) страна. За два дня начинаешь сам испытывать некий благоговейный трепет. Все, от лаконичного убранства храмов, до гротескных монахов — вызывает легкий шок. Особенно восторгает то, что грузины не мешают конфессию с бытом. Тут всему отведены четкие функции. На бога надейся — сам не плошай. В Грузии это правило работает на благо обществу.

Тбилиси — это вечно живой, не умолкающий, разный, инструментальный и актуальный город, в котором есть все, что нужно современному человеку, независимо от того, является ли он туристом или жителем. Здесь все продумано, пусть местами в халтурной, но в очень уютной форме. Променады, аллеи, террасы, питьевые фонтанчики, коты, приветливые бабушки, доступный интернет (вайфай везде — я такого еще не видел), невероятная кухня — перечислять можно бесконечно.

Вполне вероятно, что именно в Тбилиси я закончу свой век.

Продолжение следует.

Баку

Из Пулково летит официальный Азал. Судно — новехонький 319 аэробус. Лететь три с половиной часа. На борту показывают научно-популярные фильмы про молекулярную физику на английском языке. Не верится, что когда-то и Азербайджан был совком.

В сегодняшнем Баку есть два «отсека»: заделанный центр и аутентичные трущобы. В трущобах рай — находок на всю жизнь. Я еще ничего круче не видел. В семь утра бабушка на чугунной крышке тандыра греет нам кутабы, пахнет свежим хлебом, отдают последнее тепло каменные дома. Параллельные улицы соединяются через каждую парадную: можно зайти в подъезд на одной улице и выйти на другой. Трущобы великолепны!

Но стоит пройти триста метров и начинается вылизанный порядок. Здесь умеют класть брусчатку и парковаться.

В городе очень много котов. Они сидят у посольств, у больниц, у полицейских участков, у музеев и киосков. Их никто не трогает. Коты — полноправные жители Баку.

Город идет по пути Дубаи. Растут современные здания, благоустраиваются общественные пространства. Активно развивается туризм. Мраморные плиты здесь моют швабрами, вручную. Городские пейзажи чудесны.

От набережной к кладбищу шахидов идет фуникулер. Под ним через каждые триста метров стоит вооруженный до зубов юнит и контролирует безопасность — рельсы проходят рядом со зданием ООН.

Главная проблема Баку — отсутствие пешеходной инфраструктуры. Город являет собой механизированный транспортный ад. Жители загнаны под землю, перейти улицу невозможно, однако все подземные переходы оснащены эскалаторами — и на том спасибо. Проезд на общественном транспорте стоит 6 рублей. Метро в упадке, город в любом направлении с интервалом в две минуты обслуживают новые автобусы. Доступность быстрого перемещения уничтожила прогулочную романтику — в Баку гулять неприятно и утомительно.

Восстановленный старый центр вылизан до безумия. Однако приятных глазу деталей здесь не меньше, чем в трущобах.

Главное, что больше всего поражает — это незатейливая, но восторженная приветливость местных жителей. К тебе постоянно подходят люди, говорят с тобой на милом ломаном русском или просто улыбаются. В кафе наливают тутовую водку на пробу и рассказывают все нюансы традиционного завтрака. Проходя мимо, говорят: салам — сплошной восторг.

Музей азербайджанской литературы.

Культурный центр им. Гейдара Алиева. Кстати, в Баку почти все основные здания, главный проспект и объекты инфраструктуры носят имя Гейдара Алиева — преемственность. Однако музей современного искусства оказался очень слабым в плане благоустройства — ни кустика, ни лавочки — только белый ослепляющий объем посреди поля, стекающая с гранитных откосов вода и разноцветные зайцы. Летом тут наверняка настоящий ад.

Центр Баку очень живой и милый. Многолюдность и трафик, конечно, пожирают впечатления от прогулок; но ясно, что город только на пороге глобальных перемен. Если бы два года назад нефть не упала — не уверен, что мы увидели бы Баку именно таким.

За переход на красный (редкий случай, когда есть переход) — штраф. Переход без светофора регулируется криками водителей и пешеходов. Азербайджанцы пьют, но очень аккуратно и с умом. Завтрак на убой: яичница с помидорами, варенье, мед, шор, масло буйволицы, гаймак и свежий чурек с чаем — 50 манат (1500 рублей). Одна поездка на городском транспорте (любом) — (20 гяпиков) 6 рублей. Культура чая в Баку, увы, утрачена — настой жидкий, без цвета, вкус пресный. Жаль. Обязательно нужно выпить свежевыжатый гранатовый сок — 3 маната (90 рублей) — гранат загружают в пресс и на выходе получается стакан невероятно вкусного сока. Непременно нужно попробовать кутабы, кюкю и долму.

В среднем скромный день в Баку выходит вам в сто пятьдесят баксов — сущие копейки для такого кайфа. Азербайджанцы — очень отзывчивы и приветливы. Это и делает их культуру особенной.

Тем не менее пора в Грузию. До встречи, Баку!

Главное открытие за 26 лет

Спешу поделиться невероятной радостью — я открыл причину всех своих бед и неудач. Это — алкоголь.

В день моего вылета в Тбилиси, 17-го марта, исполнилось ровно два месяца, как я не пил и не курил. За это время мой мозг и организм пришел в суперпорядок: мысли, самочувствие, сон, ощущения, способности — все взяло стабильный курс.

Однако в Грузии я, в силу непредвиденных и загадочных обстоятельств (наличие отменного вина, импортных сигарет и алгоритма чрезмерного гостеприимства), вернулся к прежнему дуракавалянию. И буквально за четыре дня снова превратился в опухшего, тупого, дезориентированного, слабохарактерного, утомленного и болезненного беса, способного натворить много нелепостей и наговорить пустозвонных баллад.

Таким образом, я на деле проверил достоверность своих предположений относительно взаимосявязи образа жизни и самореализации; и с уверенностью могу сказать, что выбираю и дальше придерживаться курса своевольной борьбы с личными предрассудками, а алкоголь и табак спокойно могут существовать и без моего внимания.

Из Грузии я привез много архитектурных и вкусовых открытий (о которых обязательно расскажу), приятных и неожиданных знакомств, а также блок «Житана», который по пачке планирую раздать своим друзьям и знакомым. Спасибо.

Прогулка по Ломоносовской

Незаслуженно обходят стороной один из самых интересных районов Петербурга. Я с «Ломоносовской» был знаком только по причине транзитных перевалок в Мегу — отсюда стартуют маршрутки. По ощущениям это единственный район, наиболее похожий на Москву (Московский проспект слегка отстает). Однако при более близком рассмотрении тут нелепо соседствуют лысеющие хрущевки с помпезными сталинскими гигантами, весь первый этаж в решетках, а по улицам бродят олдскульные синяки и ортодоксальные дядьки с подростковыми замашками, вынюхивающие водку. Мы опустим сейчас все известные прелести как первое рабочее общежитие, парк Куракиной дачи, а просто пробежимся в радиусе метро.

Приезжаем в 11 утра, райончик расхаживается. Кстати, я называю район «Ломоносовская» по станции метро. С точки зрения административно-территориального деления его правильно называть «Невский».

В центре бульвара Красных зорь разрыли теплотрассу. Бульвар, кстати, является естественной границей, отделяющей два временных отсека — машина времени не нужна — деградация налицо. 180 градусов боли.

Мунк.

Район будет интересен архитекторам — тут все типовые серии слега модифицированы. Выглядит все это очень странно.

Если перейти улицу Седова — попадем в район ранее существовавшего здесь Белевского поля, которое «держали» сыновья английского мануфактурщика Белля. Сынок его Чарльз, кстати, нещадно срался с местными крестьянами. Они в его поля выпустят ночью скот, а он им под двери навоза вывалит. Короче, было весело. После войны тут отгрохали приличный жилой райончик в классицизме. Вполне уютный по тем временам, но сейчас убитый тотально (увы).

Все говорит о былой красоте...

Думаю, этим развалинам осталось лет десять. Ну, а в остальном все довольно помпезно.

Обязательно прогуляйтесь как будет время.