в корень блога | matryonin.ru | vk.com/matryon | дрочим в инстаграме вместе
3 заметки с тегом

фото

Дизайн-код приходит в Петербург

Вслед за Москвой дизайн-код пришел и в Петербург.

Недавно администрация влепила регламент о наружной рекламе и начался закономерный выпил отстоя: по всему городу на фасадах зданий видны следы от прошлых уродливых рекламных конструкций:

Не зря я, все-таки, периодически снимаю города: можно сравнить, насколько чище визуально становится красавец-Петербург (далее приводятся сравнительные фото с одних и тех же ракурсов с разницей в 4 года: с 2014-го по 2018-й).

Загородный:

5 углов:

Рубинштейна:

Невский-Фонтанка:

И все двигалось бы хорошо, но тяга к пышности у русского человека не позволяет оставить в покое витринные стекла, если броскую рекламу заставили содрать на уровне законных предписаний. В итоге получается что-то такое:

Поэтому следующим этапом после убогих конструкций должна стать уборка витрин.

Вот так, скажем, хорошо:

А вот так недопустимо отвратительно:

После витрин можно будет заняться шрифтами. Ввести строгий контроль и обеспечить соответствие архитектурному стилю используемых в рекламных конструкциях на фасаде шрифтов. Сейчас каждый лепит что хочет:

Пожелаем Питеру удачи в этом нелегком деле.

Тбилиси. Часть 1

Из Баку в Тбилиси AZAL гоняет пассажиров новым южноамериканским самолетом на 93 пассажира. На взлете полупустое суденышко берет резкий крен, отрывая голову на 45 градусов. После набора высоты начинается страшная турбулентность. На высоте десять тысяч метров, пока мой арабский сосед по креслу вцепившись в подлокотники кричит «Affraid», грузины танцуют, громко смеются, хватают стюартов за шею, спрашивают, почему остановились двигатели, и пьют вино. В аэропорту Шота Руставели спускается сорок бледных пассажиров.

Тбилиси — это одно сплошное открытие. Старый город реконструируется, от этой реконструкции страдают исторические кварталы: ветшают дома, многие из них сносятся, людей переселяют. Начавшаяся недавно перекладка сетей привела к тому, что дома стали рушиться. Однако это не сколько не умаляет их восхитительной атмосферности. В Тбилиси вы точно не заблудитесь — каждый житель готов прийти на помощь, указать наиболее интересный путь, рассказать где лучшие хинкали и устроить исторический экскурс в старом городе. Это какой-то невероятный восторг: мы три дня ходили, разинув рот. Кстати, ходить в Тбилиси придется много и почти всегда в гору. Несмотря на то, что весь город оснастили фуникулерами — «пилить» в подъем от этого меньше не получается — к вечеру ноги стерты в кровь. Но какое это имеет значение, когда здесь так круто?!

Одной из отличительных особенностей старого Тбилиси является трепетное отношение к свету. История оставила нам отпечаток еще с тех времен, когда здесь тусовался Есенин (любитель волшебного алкоголя знал куда ехать) — подвальные помещения «забирали» свет с улицы через специальные фонари, встроенные возле цоколя в асфальт.

Одни винтовые лестницы чего стоят. В Тбилиси нужно возить молодых архитекторов, чтобы учились уму-разуму!

Так как местность очень рельефна, асфальт не держится. Поэтому было найдено гениальное решение — сначала делают решетку из монолита, а потом заполняют ее брусчаткой. Даже в дождь полотно хорошо цепляет резину. И выглядит это очень прилично. Вообще, с дорогами в Грузии все в порядке. Километр дорожного полотна перестилается за световой день. Приходит прораб с планшетом и следит за потоком, ставя галочки, учитывая график движения машин с асфальтом. Края проезжей части срезаются, укладывается брусчатка — дренаж, а все, что в середине закатывается асфальтобетоном в поточном режиме. Здесь никто не простаивает.

Уютные Тбилисские арочки.

Парадные прекрасны в каждой детали.

Жаль, дома сползают... Не так давно в центре начали перекладывать инженерные сети и разрыли улицы. Фундаменты поползли и потянули стены за собой. Успейте приехать, пока весь кайф не разобрали.

Грузия — очень религиозная (в спокойном, сдержанном и размеренном ключе) страна. За два дня начинаешь сам испытывать некий благоговейный трепет. Все, от лаконичного убранства храмов, до гротескных монахов — вызывает легкий шок. Особенно восторгает то, что грузины не мешают конфессию с бытом. Тут всему отведены четкие функции. На бога надейся — сам не плошай. В Грузии это правило работает на благо обществу.

Тбилиси — это вечно живой, не умолкающий, разный, инструментальный и актуальный город, в котором есть все, что нужно современному человеку, независимо от того, является ли он туристом или жителем. Здесь все продумано, пусть местами в халтурной, но в очень уютной форме. Променады, аллеи, террасы, питьевые фонтанчики, коты, приветливые бабушки, доступный интернет (вайфай везде — я такого еще не видел), невероятная кухня — перечислять можно бесконечно.

Вполне вероятно, что именно в Тбилиси я закончу свой век.

Продолжение следует.

Прогулка по Ломоносовской

Незаслуженно обходят стороной один из самых интересных районов Петербурга. Я с «Ломоносовской» был знаком только по причине транзитных перевалок в Мегу — отсюда стартуют маршрутки. По ощущениям это единственный район, наиболее похожий на Москву (Московский проспект слегка отстает). Однако при более близком рассмотрении тут нелепо соседствуют лысеющие хрущевки с помпезными сталинскими гигантами, весь первый этаж в решетках, а по улицам бродят олдскульные синяки и ортодоксальные дядьки с подростковыми замашками, вынюхивающие водку. Мы опустим сейчас все известные прелести как первое рабочее общежитие, парк Куракиной дачи, а просто пробежимся в радиусе метро.

Приезжаем в 11 утра, райончик расхаживается. Кстати, я называю район «Ломоносовская» по станции метро. С точки зрения административно-территориального деления его правильно называть «Невский».

В центре бульвара Красных зорь разрыли теплотрассу. Бульвар, кстати, является естественной границей, отделяющей два временных отсека — машина времени не нужна — деградация налицо. 180 градусов боли.

Мунк.

Район будет интересен архитекторам — тут все типовые серии слега модифицированы. Выглядит все это очень странно.

Если перейти улицу Седова — попадем в район ранее существовавшего здесь Белевского поля, которое «держали» сыновья английского мануфактурщика Белля. Сынок его Чарльз, кстати, нещадно срался с местными крестьянами. Они в его поля выпустят ночью скот, а он им под двери навоза вывалит. Короче, было весело. После войны тут отгрохали приличный жилой райончик в классицизме. Вполне уютный по тем временам, но сейчас убитый тотально (увы).

Все говорит о былой красоте...

Думаю, этим развалинам осталось лет десять. Ну, а в остальном все довольно помпезно.

Обязательно прогуляйтесь как будет время.